Мой сын умер в 1994, но его сердце билось до 2017

901

В сентябре 1994 года семилетний американец Николас Грин, отдыхавший с родителями на юге Италии, был застрелен в результате преступной ошибки. Его смерть стала трагедией для родителей — Реджа и Мэгги Грин. Мой сын умер в 1994, но его сердце билось до 2017 года.

Реджи и Мэгги разрешили отдать органы погибшего сына для пересадки, и это решение произвело ошеломляющий эффект в Италии. Число доноров органов в Италии за следующие 10 лет увеличилось в три раза. Позже этот феномен был назван «эффектом Николаса».

Ночная гонка

«Я почувствовал опасность, когда сзади пристроилась машина темного цвета и некоторое время следовала за нами, — вспоминает Редж Грин ту ночь, когда его сына по непонятной причине застрелили совершенно незнакомые люди.

«Вскоре машина пошла на обгон, и я расслабился, подумав, что на самом деле ничего страшного не произошло», — рассказывает он.

Однако вместо того, чтобы завершить обгон, машина поравнялась с ними. Редж и Мэгги услышали громкую ругань. Они решили, что люди в машине хотят, чтобы они остановились.

«Я подумал, что если мы остановимся, мы окажемся полностью в их власти. Поэтому я нажал на газ. Они — тоже. Началась ночная гонка. Потом заднее окно разбила пуля. Мэгги обернулась, но дети, похоже, крепко спали».

Редж Грин в Альпах с Эленор и Николасом

Но на самом деле все оказалось гораздо страшнее. Эленор действительно мирно спала, но Николасу пуля попала в голову. Через несколько секунд выстрелом было разбито и водительское стекло, после чего нападавшие уехали.

«Я остановил машину и вышел. Внутри включился свет, но Николас не двигался. Я пригляделся и увидел, что его язык немного высунут изо рта, а на подбородке следы — видно, что его стошнило», — вспоминает Грин.

О тех событиях он написал книгу «Эффект Николаса». Книга легла в основу фильма 1998 года «Дар Николаса», в котором сыграли Джейми Ли Кертис и Алан Бейтс.

«Только тогда мы осознали, что произошло нечто ужасное. Шок, который я пережил, был самым страшным моментом в моей жизни».

Семейный отпуск превратился в кошмар. Николас впал в кому и через несколько дней умер в больнице.

Однако перед этим его родители приняли решение, которое кардинально изменило жизнь сразу нескольких семей по всей Италии. Они согласились на пересадку органов сына нуждающимся в них пациентам.

«В тот момент это были для нас абстрактные люди. Мы понятия не имели, кто они. Это как отдать деньги на благотворительность, не зная, на что именно они пойдут. Через четыре месяца нас пригласили на Сицилию, на встречу, потому что четверо людей, получивших донорские органы, жили именно там», — рассказывает Грин.

Во втором ряду слева направо: Редж Грин, Мэгги Грин, Андреа Монджиардо, Франческо Монделло, Тино Мотта, Анна Мария ди Челье, Эленор Грин. В первом ряду: Лора Грин, Мария Пиа Педала, Доменика Галлета, Сильвия Чьямпи, Мартин Грин

Кому пересадили органы Николаса?

• Андреа Монджиардо: сердце, скончался в 2017 году

• Франческо Монделло: роговица глаза

• Тино Мотта: почка

• Анна Мария ди Челье: почка

• Мария Пиа Педала: печень

• Доменика Галлета: роговица глаза

• Сильвия Чьямпи: поджелудочная железа, предположительно умерла несколько лет назад

По словам Грина, преступники в Италии редко убивают детей, потому что полиция особенно упорно ищет таких убийц.

Именно это и произошло в случае с убийцами Николаса. Результатом тщательного расследования стал арест и приговор для двух итальянцев — Франческо Месиано и Микеле Ианнелло.

До сих пор остается загадкой, что это было — попытка ограбления или заказное убийство, в ходе которого преступники ошиблись машиной.

Однако тот факт, что один из преступников воспользовался услугами одного из лучших итальянских адвокатов, свидетельствует, по мнению Грина, о том, что убийцы были связаны с мафией.

«Убийство семилетнего американского мальчика в стране, где смерть от руки преступника — не редкость, заставило итальянцев глубоко задуматься», — писала Times.

По словам Грина, многие итальянцы испытали стыд от того, что в их стране вот так погиб невинный мальчик, приехавший на отдых. И отчасти мысль об искуплении подтолкнула их к тому, чтобы начать жертвовать свои органы.

Андреа Монджиардо (слева в центре), получивший сердце Николаса, на этой фотографии 1987 года в Милане со своими двоюродными братьями и сестрами

«То, что мы показали им, сколько добра можно принести, сделав это, возымело невероятный эффект, который невозможно было предсказать. Страна, занимавшая одно из последних мест в Европе по донорству органов, за короткое время взлетела почти на вершину таблицы. Ни в одной другой стране число донорских пожертвований не увеличивалось в три раза».

Если в 1993 году, за год до гибели Николаса, в среднем лишь 6,2 человека на миллион давали разрешение на изъятие органов, то к 2006 году эта цифра составляла уже 20 на миллион жителей.

Площадь Николаса Грина в Кассино — одно из многих мест в Италии, которое носит его имя

Имя Николаса продолжает жить

В общей сложности в Италии более 120 мест названы в честь Николаса Грина:

• 50 площадей и улиц

• 27 парков и садов

• 27 школ

• 16 иных памятников и сооружений, в том числе мост, амфитеатр и даже лимонное дерево

Этот сад в Турине тоже посвящен Николасу

Редж не был готов к встрече лицом к лицу со всеми людьми, жизнь и здоровье которых были спасены благодаря органам его сына.

«Когда двери открылись, и эти шестеро вошли, эффект был ошеломляющим, — вспоминает он. (На самом деле органы были пересажены семерым, но один человек не смог прийти из-за болезни). Кто-то из них улыбался, кто-то был в слезах, кто-то стеснялся, но главное — все они были живы. А ведь большинство из них было на грани смерти, — говорит Редж.- Только тогда ко мне впервые пришло осознание того, насколько это важно».

«Я также подумал, какой удар это был бы для родителей, и еще стало понятно, что в это вовлечено куда больше людей, чьи жизни обеднели бы, если бы не удалось спасти этих».

Редж и его жена Мэгги решили, что их дочь Эленор не должна расти одна, и родили двойню — Лору и Мартина, которым в мае исполняется по 21.

«Конечно, в моем сердце поселилась печаль, которой там раньше не было, — признается Грин, — и я никогда уже не буду абсолютно счастлив. Ведь даже когда мне очень хорошо, я думаю: было бы лучше, если бы Николас был с нами».

Его успокаивает лишь l’effetto Nicholas — эффект Николаса.

«Я верю, что каждый раз, когда эта история звучит по радио, появляется в газете или на ТВ, кто-то из слушателей обязательно примет правильное решение. Ведь если они никогда не слышали и не думали о донорстве, они скорее скажут «нет».

Редж с Марией, которой пересадили печень его сына. Через 4 года после операции она родила сына, которого назвала Николасом

Дважды в год Редж Грин ездит в Италию, чтобы рассказывать людям о пользе донорства. Во время своего недавнего визита он встретил Марию Пиу Педалу, которая была в коме в тот день, когда погиб Николас. У нее отказала печень. Однако вскоре после трансплантации печени Николаса она пришла в себя и пошла на поправку.

Через два года после этого она вышла замуж, а еще спустя два года родила мальчика, которого назвала Николасом.

А ведь до 1994 года пересадка донорских органов на Сицилии была почти неслыханным делом.

Грин говорит, что даже Андреа Монджиардо, скончавшийся в этом году, прожил с донорским сердцем в три раза дольше, чем его первый хозяин.

Эта фотография Николаса была сделана в Швейцарии за несколько дней до рокового выстрела

Впрочем, Редж Грин полагает, что наследие его сына простирается куда дальше, чем семеро человек получившие его органы.

Поскольку донорство органов в Италии резко возросло после смерти Николаса, сегодня в стране живут тысячи людей, которым в противном случае грозила бы неминуемая смерть.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Источник

Загрузка...